Dmitrik (dmitrik) wrote,
Dmitrik
dmitrik

О вреде агрессии и пользе рациональности

Чувствую, что последствия этого поста окажутся резкими. Но как-то уж лучше быть честным в этом деле. Вы уж только до конца дочитайте, и только потом уже отфренживайте.

Я тут внезапно стал лирическим героем разоблачительного поста одного своего хорошего и всегда исключительно вменяемого московского френда, сторонника рациональности, а не эмоциональности. Френд написал, что, мол, я в своем ЖЖ сначала постепенно повышал градус агрессии, возмущаясь действиями России, затем перешел на не завуалированную, хоть и выборочную агрессивную русофобию (выборочную потому, что у меня подход «я не русофоб, у меня там друзья есть!»), а потом 2-го мая случились известные одесские события и градус моей агрессии резко упал. Потому как связь между этой моей агрессией и событиями 2-го мая, она ж очевидна. И я это осознал. Но это я в том числе ответственен за произошедшее, ибо не бывает так, чтобы кто-то в ЖЖ был так же чудовищно агрессивен, как я, а потом в моем городе не гибли люди. Такая вот причинно-следственная связь.

Видимо, зацепил меня во всем этом именно факт многолетней вменяемости моего френда, поэтому я хочу об этом поговорить. Я постараюсь по порядку.

Агрессия — это всегда реакция на страх. Страх появляется при возникновении угрозы в той или иной сфере. По сути, речь про территориальный конфликт. Конфликт, связанный с угрозой потери жизненного пространства. Возникает угроза ущемления существующей территории человека — не только физической, но и интеллектуальной, эмоциональной, социальной, в общем, любой — и у человека возникает страх разрушения, и как следствие — агрессия, позволяющая ему отстаивать эту свою территорию.

В целом, агрессия, безусловно, деструктивна. И чем больше страх, тем больше у человека деструкции в пространстве его собственной жизни, даже если она направлена во вне. Рефлексия здесь помогает, но чем больше угроза, тем сложнее сдержаться.

Ну, а теперь представьте себе свою прекрасную жизнь в мегаполисе, возможности, перспективы, свободы. А до кучи еще и жизненные проблемы, решение которых — дело длительного времени, и вы сейчас как раз в середине этого процесса, что лишает вас какой-либо мобильности. Представили? И вот в какой-то момент вы понимаете, что на всем этом может быть поставлен большой и жирный крест, потому что у некой обезьяны с гранатой, видите ли, геополитические интересы. Вот жители Крыма могут многое рассказать. Я не буду пересказывать все эти набившие оскомину вещи про то, что стало с визами, авиасообщением и всеми прочими связями с миром вокруг, скажу только про свою отрасль: у нас тут все наслышаны, как несколько наших крупных программистских компаний были вынуждены закрыть свои офисы там и вывозить желающих на материк. Вы представляете себе хотя бы примерно личный ад этих разработчиков и их семей, не желающих ни жить в России, ни терять хорошую работу, и вынужденных всё бросать, уезжать на новое место и начинать всё с начала?!?

Представили? Так стоит ли удивляться тому страху, который после аннексии Крыма царил в умах нежелающих жить в России украинских граждан вообще, и на так называемом Юго-Востоке страны, на который так облизывалась обезьяна с гранатой, в частности? Вот именно такие чувства мы и испытывали в марте-апреле. В течение двух месяцев полная неопределенность и необходимость думать о том, что придется срываться с места и куда-то уезжать. И постоянные слухи о том, что на 9-е мая нас ждут провокации по всему Юго-Востоку, дабы у обезьяны с гранатой был повод это всё реализовать.

И все, кто не хотел тут русского мира, пытались хоть как-то образумить народ, страстно его жаждущий после просмотра российского ТВ. Что-то пытались анализировать, кому-то что-то объяснять. У меня в Твиттере (да и в Фейсбуке тоже, просто я его мало читал) была полная лента разоблачений лжи российских массмедиа, какие-то бесконечные перепосты ссылок на аналитические статьи о том, что нас ждет, вот это всё. Т.е., с одной стороны, пытались образумить, с другой, понять, каковы наши перспективы.

Вот на таком фоне произошли события 2-го мая.

Они, конечно, явились прямым следствием моей русофобии в ЖЖ. Особенно вот этой, этой, этой и еще вот этой, ясное же дело. Там таких постов целых штук 10 наберется, если покопаться. Это я этими своими постами заставил мирных и интеллигентных ультрас «Черноморца» (они же точно читают мой ЖЖ по утрам) пойти на традиционный марш перед очередным матчем через центр города, хотя в этот раз им все говорили, что не надо, будут провокации. Это я этими своими постами заставил приехать в Одессу молодчиков с оружием из Приднестровья аккурат к началу марша и под прикрытием милиции начать стрелять в ультрас. Милицию, кстати, тоже мои русофобские посты в ЖЖ заставили так поступить, да. Ну, и конечно, это моя русофобская писанина заставила ультрас после смерти нескольких своих от огнестрела пойти через весь центр на Куликово поле к дому профсоюзов мстить антимайдану.

Но вернемся. Кто бы ни был виноват, но события 2-го мая изменили ситуацию. Стало окончательно понятно, что что-либо кому-либо объяснять больше не имеет вообще никакого смысла. Объяснять, вразумлять, просить одуматься — это не работает, это пустая трата времени. Два месяца объясняли, но всё равно никто не слушал и вот чем всё закончилось. Людей по всему Юго-Востоку образумили только сами эти наши одесские события. И глядя на эти события, люди не дали ситуации взорваться больше нигде, кроме Луганска и Донецка (и то там это произошло не без известно чьей вооруженной помощи, хотя это опять моя русофобия проявляется, конечно). В общем, в течение мая стало понятно, что блицкрига русского мира не будет и можно выдыхать.

Спала острота ситуации. И из двухмесячного перманентного состояния неопределенности и ожидания войны надо было возвращаться к нормальной жизни. Вернее, пытаться снова сделать ее нормальной. Защищаться и выдавать во вне агрессию больше было не нужно. Нужно было наполнить пространство жизни чем-то конструктивным.

Для меня этим чем-то стала работа. Поэтому я и перестал что-либо писать о войне. Больше не зачем. Я стал писать о работе.

Не то, чтобы совсем отпустило, но вот тут надо подробнее. Как говорит Википедия, русофобия — это предвзятое, подозрительное, неприязненное, враждебное отношение к России или/и русским. Ну, в национализме и враждебном отношении к русским меня не может обвинить никто, а вот к России как государству — да, предвзят, подозрителен, неприязнен и враждебен. И тому есть совершенно рациональное объяснение, моему рациональному московскому френду понравится.

Опять же, не знаю, как там всё это видится из Москвы, а мне вот отсюда видно, что война на Востоке — это дело рук России. И не было бы ее вообще, если бы не Россия, и сейчас там всё продолжается исключительно из-за нее. Так вот, у нас вот уже несколько месяцев как объявлена третья волна мобилизации, в которую формально я распрекрасно попадаю. Кто меня знает (а московский мой френд знает), тот понимает какой я знатный вояка. Т.е. в целом, если призовут, то история эта для меня закончится довольно быстро. Чего хорохориться-то. Поэтому для меня враждебное отношение к государству, эту войну начавшему и поддерживающему, — это акт самозащиты. Я просто мало что могу сделать. По сути я могу только одно: голосовать рублем. Я не фанатик, лицемерить не буду, но при наличии вменяемого выбора я стараюсь не покупать российские товары. Штрихкод, всё просто. Как у нас говорят, 46 — код войны. Вот это я вполне по-русофобски, да. По этой же причине я не еду в гости в Россию: просто не хочу оставлять там свои деньги. Я смотрю на фотки Питера и сердце кровью обливается (мы же помним, моя агрессивная русофобия выборочна), но принципиально не поеду в Россию по крайней мере пока это всё не кончится, потому что не хочу поддерживать экономику страны, которая может меня убить (я уж не говорю о том, что о себе-то я теоретизирую, а реальные парни гибнут на этой войне уже много месяцев).

И про выборочность. Да, начиная с марта этого года я враждебен к государству Россия. Но мое отношение к моим российским друзьям, не поддерживающим политику этого государства, никак не изменилось. В моем сознании мои друзья и государство Россия не отождествлены и никакой групповой ответственности на своих друзей за политику государства я не возлагал и не возлагаю. Я по личным причинам давно уже не зову пожить к себе домой гостей из Москвы и Питера (а другие ко мне и не приезжали практически), но всегда рад нашим встречам и общению. Что не отменяет моего отношения к государству Россия. Такой вот я махровый русофоб.

И да, я отчетливо понимаю, что мой бойкот российских товаров бьет и по уровню жизни моих друзей. Меня это нисколько не радует, но между защитой своей жизни и вашим уровнем благосостояния я выбираю первое. Что ж, осудите меня за это.

Я, в общем, догадываюсь, почему стал лирическим героем моего по-прежнему уважаемого московского френда: слишком уж большой контраст между резкими весенними постами о войне и нынешними няшными фотоотчетами об успехах на работе. Но в своих выводах о причинно-следственных связях френд ошибся. Агрессивные эмоции — это деструкция, тут-то он, конечно, прав. Только ситуация с ответственностью, да и в целом, всё же несколько сложнее.
Tags: война, жж, жизнь, отношения, размышлизмы, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments